архитектура рисование набросок
Главная | Контакты
 
Оборудование, материалы, инструменты и их использование
Постановка руки и развитие координации на простых упражнениях
Конструкция формы. Общие понятия о строении формы. Связь внешнего построения с внутренней конструкцией. Важность познания конструкции формы для архитектора
Движение. Общее понятие о движении. Виды движения. Движение, проявление работы конструкции. Изображение движения в учебном рисовании
Пропорции. Отношение и соразмерности предметов и их частей по определенным признакам. Восприятие пропорций и их изображежение в рисунке
Виды изображений. Основы зрительного восприятия формы и ее изображение на плоскости параллельными лучами — ортогональ и аксонометрия; коническими лучами — перспектива
Светотень. Условия и закономерности освещения предметов
Цвет и фактура. Внешние свойства предметов, влияющие на восприятие пластики формы и ее тональное изображение
Некоторые вопросы композиции в учебном рисунке
Рисование геометрических тел
Рисование предметов быта, труда, культуры
Задача настоящего сайта — разработать на конкретных примерах методику обучения рисунку в архитектурной школе, учитывая, что «формирование архитектора происходит в творческом процессе архитектурного проектирования во взаимодействии искусства, техники и науки».
Владея техникой рисунка, человек активно, образно и логически познает бесконечное богатство окружающего мира, в том числе и архитектуру, фиксирует свои разнообразные архитектурно-художественные, научные и технические идеи на пути их выполнения.
Выдающийся советский зодчий В. А. Веснин (1882—1950), уделявший много внимания образованию молодых архитекторов и художников, писал: «Если писатель, поэт выражают свою мысль-образ словами, то архитектор изображает свои замыслы на бумаге графическим путем в рисунке, наброске, эскизе или чертеже...», и далее делал вывод: «Много идей остается не воплощенными из-за неспособности выразить их на бумаге. Отсюда совершенно ясно огромное значение рисунка и то направление, в котором следует вести этот предмет в архитектурных вузах».
Великий французский философ-материалист, глава энциклопедистов Д. Дидро (1713—1784) заявлял: «Не доверяйте архитектору, не умеющему рисовать». Ему же принадлежит мысль, что страна, в которой учили бы рисовать подобно тому, как учат читать и писать, превзошла бы скоро все остальные страны во всех искусствах.
Другой великий француз философ-педагог Ж.-Ж. Руссо (1712—1778) считал, что занятия рисунком оказывают большое влияние на воспитание чувств, на полноценное познание предметов и явлений окружающей среды. Он ставил рисование как общеобразовательную дисциплину на первое место. Это закономерно. Свободное владение рисунком плодотворно сказывается в работе человека любой специальности. Известный советский авиаконструктор Л. С. Яковлев в своей книге «Рассказы о жизни» утверждает, что очень помогло ему умение рисовать. Ведь когда инженер-конструктор задумывает какую-нибудь машину, он мысленно во всех деталях должен представить себе свое творение и уметь изобразить его карандашом на бумаге. А великий физик современности А. Эйнштейн (1879—1955), вознося хвалу великому И. Ньютону (1643—1727), отмечает, что он предстал перед нами сильным, уверенным и одиноким, его радость созидания и ювелирная точность проявляются в каждом слове и каждом рисунке.
Начиная с первобытной эпохи могучим средством в развитии науки, техники, искусств вместе с языком, его речью, словами, буквами был рисунок с его точками, линиями, штрихами, пятнами, мазками, тушевкой, изображениями.
Речь и рисунок входили в культуру людей, формируя их мышление, познание необъятного мира, помогая создавать все новые и новые вещи. Несомненно, у всех народов рисунок участвовал в создании слов и письменности. Но если слово, письмо, чтение в конце XX в. стали в какой-то мере доступны каждому человеку, без них немыслима его нормальная жизнь в обществе, то внешне простые средства рисунка пока понимают и используют правильно немногие.
В слово «рисунок» вложены разные понятия и представления, чувства, объективные и субъективные отношения. Одно перечисление его многочисленных признаков говорит о сложности предмета, о его глубоких всесторонних связях со всей человеческой культурой. Рисунок — основа всех изобразительных искусств.
одновременно и самостоятельная ветвь в виде окончательных произведений карандашом, пером, кистью и т.д. Иногда его называют изобразительным языком, понятным без перевода людям разных национальностей. В этом заложен большой смысл. Как в речи человека, так и в рисунке отражается процесс мышления и общения с другими людьми. Каждая профессия своеобразно избирательно использует речь. У ученого и инженера она рациональна, связана с наукой и техникой; у поэта или артиста — более эмоциональна, чувственна, связана с искусством и т.д. Подобно этому обстоит дело с рисунком. В одном из них сильнее сказываются объективные, рациональные, научные, в другом — субъективные, эмоциональные, эстетические подходы в использовании точек, линий, тона изобразительного материала (карандаша, пера, кисти и т.д.). В одних изображениях рисовальщик стремится выявить инженерные или научные задачи (устройство машины, прибора, строительной конструкции, растений, животных, явлений в природе); в других — затронуть чувства, создать настроение, заставить зрителя переживать изображение (портрет, пейзаж, историческая или бытовая картина, плакат, иллюстрация к литературным произведениям и т.п.). В рисунке каждому содержанию требуется соответствующая форма выражения или, как говорят, «по сюжету и манера».
Характер рисунков, выполняемых в процессе проектирования современным архитектором, отражает рациональное использование графических средств и зависит во многом от цели и срока работы большого коллектива проектировщиков и строителей. На первых стадиях архитектор стремится лаконично и убедительно подчеркнуть архитектурную идею в набросках малого размера с тем, чтобы быстрее и увереннее перейти к рисункам, чертежам определенного масштаба; далее на кальке он уточняет решение; привлекает к разработке всего проекта техников, чертежников, инженеров различного профиля, а в некоторых случаях использует ЭВМ.
Архитектурные рисунки в своей основе переходят через точечную, линейную, объемно-пространственную геометрию в точные чертежи, рисунки, стандартные по размерам и надписям, понятные но всех районах страны графические документы, по которым происходит финансирование и возведение архитектурной композиции.
И если у художника-живописца, графика рисунок в конечной стадии — законченное произведение, то у архитектора рисунок или лучше сказать комплекс ортогональных и перспективных рисунков-чертежей не виден посетителям архитектурного объекта. Архитектор-художник «говорит» на образном языке своих сооружений. Это обусловливает во многом стиль архитектурной графики.
Выдающийся архитектор Ле Корбюзье писал: «Рисуя, учишься видеть зарождение вещей. Ты видишь, как они развиваются, растут, испытывают метаморфозы, расцветают, цветут, умирают и т.д. Мы бесповоротно придерживаемся принципа познания «от внутреннего к внешнему». Жизнь каждой вещи имеет биологическое начало. Биология плана или разреза столь же необходима, как биология любого создания природы.
Введение термина «биология» раскрывает сущность исследований в области современной строительной деятельности. Жить, работать, развивать тело и дух, двигаться — это действия, соответствующие функционированию кровеносной, нервной и дыхательной систем. От внутреннего к внешнему... Все заложено в зародыше. По-настоящему можно оценить и полюбить лишь тогда, когда, увидев внешне красивое, мы в результате рассмотрения, изучения, исследования проникаем в самое сердце вещей». «Рисовать — это значит наблюдать, открывать, изобретать, создавать».
Рисунок, зародившийся в глубокой древности, имеет свою анатомию, в основе которой заложены точки, линии и пятна. Их живая, реалистическая сила развивается и поддерживается связями с окружающим миром, прогрессивной культурой человечества, наукой, техникой и искусством. Можно сделать вывод, что рисунок в архитектурной школе должен быть направлен на развитие у рисующего объемно-пространственного воображения, связанного с умением видеть существующую и создаваемую «натуру», и в зависимости от той или другой цели по-разному изображать ее.
Понятно, что рисунок (перефразируя Гегеля) похож на грамматику тем, что для начинающего это одно, для знающего язык (и языки) и дух языка — другое. Рисунок есть одно для тех, кто только приступает к нему и вообще к архитектуре или изобразительным искусствам, и нечто другое для того, кто возвращается к нему от них.
Несомненно, что для будущего архитектора рисование должно логически и принципиально связываться с его знаниями по математике, геометрии, физике, биологии, общественным наукам, по труду и т.д. Эти связи позволяют не только осмысленно и грамотно рисовать с натуры, но и глубоко познавать жизнь, давать идеи разного порядка и помогать их осуществлять практически. Особый интерес с точки зрения обучения рисунку представляет собой эпоха итальянского Возрождения, когда многие живописцы становились архитекторами, конструкторами, учеными, строителями и в своих трактатах и записках о познании архитектурного творчества отводили важное место рисунку.
Советский зодчий И. В. Жолтовский (1867—1959) писал: «...рисунок «designo», по мнению мастеров Возрождения, является основой всех пространственных искусств. Он дает такое знание объемной формы, которое позволяет изображать ее не только с натуры, но и на память. Пассивное копирование с натуры, которое практикуется в наших архитектурных вузах и академиях, не развивает этих знаний, а убивает их, особенно тогда, когда оно усложняется законченным выполнением».
Художники, ученые, педагоги стремились понять природу рисунка.
Почти во всех высказываниях мастеров изобразительных искусств придавалась исключительная роль точкам и линиям в теоретической и практической деятельности человека вообще, а в рисунке, в частности.
Например, великий немецкий художник А. Дюрер (1471 —1528) так сформулировал свое отношение к точке и линии: «В воображаемых или реально существующих предметах можно измерять три вещи: во-первых, длину, не имеющую ни ширины, ни толщины; во-вторых, длину, обладающую шириной: в-третьих, длину, имеющую и ширину и толщину. Началом и концом всех этих вещей является точка. Точка же — это такая вещь, которая не имеет ни величины, ни длины, ни ширины, ни толщины. И все же она есть начало и конец всех телесных вещей, которые могут быть сделаны или представлены в воображении. Как известно, тем, кто понимает в этой науке, точка не занимает никакого места, ибо она неделима, однако в наших чувствах и мыслях она может быть помещена в любом конце или месте. Ибо я могу мысленно забросить точку высоко в воздух или поместить в глубину, которой я сам не могу достигнуть.
Но чтобы сделать это понятным юношам для их практической работы, я изображу для них точку прикосновением пера и напишу рядом слово «точка», дабы ее обозначить: точка». А в другом месте, он пишет, что «человеческое тело не может быть вычерчено с помощью линейки и циркуля, но должно быть нарисовано от точки к точке».
Такое же отношение к точкам и линиям, как к основным элементам рисунка, органически связывающим его натурой и мышлением, находим у других замечательных художников и педагогов разных стран.
Большой вклад в русскую школу рисунка внесли А. П. Лосенко (1737—1773), И.А.Акимов (1754—1814), Г. И. Угрюмов (1764—1823), А. И. Иванов (1776—1848), А. Е. Егоров (1776—1851), В. К. Шебуев (1777—1855), К.П.Брюллов (1799—1852), А. К. Саврасов (1830—1897), В. В. Пукирев (1832—1890), С. К. Зорянко (1818—1870), П. П. Чистяков (1832—1919), И.Н.Крамской (1837—1887), И. Е. Репин (1844—1930), В. Д. Поленов (1844—1927), Д.Н.Кардовский (1866—1943), В. Е. Савинский (1859—1937) и многие другие художники и педагоги. Разбору их педагогических систем обучения посвящен ряд специальных книг. Здесь же представляется возможность коснуться методики рисунка, проводившейся П. П. Чистяковым, учителем наших известных художников В. И. Сурикова, И. Е. Репина, В. А. Серова, М. А. Врубеля, В. М. Васнецова. В чистяковских наставлениях по вопросам живописи, композиции, перспективы, анатомии и рисунка нашли дальнейшее развитие лучшие реалистические традиции русского и мирового изобразительного искусства. Чистяков полагал, что «рисовать — значит соображать. Никогда не рисуйте молча, а всегда задавайте задачу. Велико ли слово: «отсюдасюда», а как оно держит художника, не позволяет ему рисовать от себя «наобум».
«Для начала надо рисовать как видишь и более подробно вырабатывать. Это и есть начало учения живописи. Энергия и смелость не уйдет, а уйдет и придет. Не забудьте рисовать линию через две точки, и все с расчетом... и поверять общей формой».

В данном пособии проведен принцип — минимум средств для решения поставленных задач. Если для решения композиции, перспективы или пропорций можно обойтись двумя точками на листе, то учащийся должен оперировать этими двумя точками, не более. Так и с линиями.
Применение правила «рисовать через две точки линиями» заставляет учащего ся охватывать и намечать всю композицию, а не копировать линию, определяющую эту форму от одной точки по частям. Эта манера рисования заставляет больше думать, понимать, делать отбор и последовательно вести учебный рису нок от общего, избегая грубых ошибок. Она приучает к правильному расчету и обостряет глазомер. Овладение мастерством рисунка должно у архитектора завершиться развитием способности свободного представления проектируемого сооружения в голове и умения изобразить его на листе бумаги с любой точки зрения и в любом ракурсе. К этому времени учащийся должен в полной мере овладеть механизмом рисунка, так как неуверенное выражение мыслей на бумаге снижает качество самой хорошей идеи и приводит к разочарованию в своих силах. Образно говоря словами художника К. Брюллова, у архитектора должна быть такая координация между мозгом и рукой, чтобы карандаш бегал по воле мысли: мысль перевернется и карандаш должен перевернуться, и тот не художник, для кого исполнение составляет труд. Конечно, поиск оригинального композиционного решения всегда представляет (особенно для большого мастера) тяжелый, но великий и благодарный труд.
Как во всяком деле «косвенный опыт» убыстряет формирование мастера, так и в рисунке он играет огромную роль. Под «косвенным опытом» подразумевается усвоение успехов, достигнутых в той или иной области деятельности другими людьми в прошлом и настоящем. Изучение через копирование рисунков больших мастеров облегчает и убыстряет понимание сути рисунка.
Настоящее пособие написано на основе традиций кафедры рисунка Московского архитектурного института, в становление которых внесли большой вклад выдающиеся педагоги и художники М. И. Курилко, В. Н. Яковлев, А. А. Дейнека.
Авторы пособия считают необходимым отметить участие в написании разделов 6 и 7 гл. 2-й, разделов 1 и 2 гл. 3-й и раздела 5 гл. 4-й Василия Михайловича Бежалова (1916—1976), педагога кафедры рисунка.
Работа написана под руководством С. В. Тихонова по разработанному им плану. Над текстом пособия работали: С.В.Тихонов — введение, гл. 1-я, вступление и разделы 1 — 7 гл. 2-й, вступление и разделы 1,2 гл. 3-й, вступление и разделы 1—7 гл. 4-й, вступление и раздел 1 гл. 5-й, гл. 6-й и заключение; В. Г. Демьянов — гл. 1-ую, раздел 5 гл.- 2-й, вступление и разделы 1—7 гл. 5-й; В. Б. Подрезков — разделы 1 —5 гл. 2-й, разделы 1—5 гл. 2-й. Предметный указатель и библиография составлены С. В. Тихоновым и В. Г. Демьяновым. Методические таблицы и рисунки выполнены С. В. Тихоновым и частично В. Г. Демьяновым. Ими же сделан подбор учебных рисунков и рисунков мастеров.
Авторы выражают благодарность архитектору А. М. Жмулюкину за помощь в фотографировании иллюстраций.
архитектура рисование набросок
Рис. 1. Принцип рисования линий через две тонки (по П. П. Чистякову)
архитектура рисование набросок
Рис. 2. Принцип рисования гипсовой головы (по П. П. Чистякову)
архитектура рисование набросок
Рис. 3. Принцип рисования торса (по П. П. Чистякову)
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
Рис. 4. Принципы рисования и изучения форм человека
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
Рис. 5. Принципы рисования и изучения форм растительного мира
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
Рис. 6. Принципы рисования и изучения архитектурных форм
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок
Рис. 7. Осмысленная связь светотени с формой пространством
«Для упражнения рисовать не линии, а направления их, определяемые двумя точками, например (рис.1) а—в — оригинал — линия в натуре, а, — в, — копия. Поставив а, — точку и соображаясь с горизонтальным или вертикальным положением, в данном случае с горизонтальным, определить место другой точки — в,. При этом предложить ученику при определении места в, соблюдать расчет мысленно, или говоря вслух —«отсюда-сюда», и, поставив на место точку в,, быстро нарисовать черту а, — в,, не вглядываясь в нее и не заботясь о красивости (смысл и правда на первом плане). Продолжая таким образом законченную фигуру, поверить общей формой (делая мелочи — видеть общее)».
«В рисунке с гипсовой головы (рис. 2) сначала помечают положение головы и шеи относительно вертикали. И сразу же размер овала лица и шею, расположение глаз относительно горизонтали. Рисовать не линией, а формой, то есть чертить линию, а видеть массу, заключенную между двумя, тремя и т.д. линиями. Нарисованное проверять вдруг на всю массу, смотреть, например, на форму аЬс меньшей 1. Когда общая масса верна относительно горизонтали и вертикали, тогда приступать к разбивке и прорисовке более мелких частей».
«Итак, первое — постановка головы или фигуры в пространстве, относительно вертикального и горизонтального положения, второе — место и пропорции крупных частей и третье — самые малейшие изгибы, выступы и уклонения форм... Двух дел сразу не делать и все через две точки плоскостями и так до мелочей...»
«Тушевка, или светотень, есть конец дела. Ее начинают с рисунка пятен или теней. Брать самую сильную и по отношению к ней приводить к гармонии другие тени, полутени, полусвета и света. Тушевку от рисунка не отделять потому, что тени или полутени не суть бессмысленные пятна, а связаны с формой и освещением, следовательно, имеют перспективу и рисунок».
П. П. Чистяков советует: «Нарисовав фигуру как следует, надо начинать тушевку с теней, а света не чернить; когда свет и тень определились ясно, тогда делать полутона и прочее... Сравнивая и проверяя исполненное, надо обобщать...».
В рисунке с живой подвижной натуры необходимо освоить и другие правила, основанные на науках (анатомии, перспективе), а также на находчивости и сноровке, что достигается практикой. Тут необходимо понимать связь предмета самого в себе.
«Всякое дело имеет начало, середину и конец,— пишет П. П. Чистяков,— в рисунке это постановка или движение фигуры, связь и пропорции. Перспектива линий и характер фигуры...». «Первое начало есть постановка. Неразлучно с постановкой следует движение фигуры. С этих двух требований и нужно начинать. А перед началом следует вглядеться и понять общие линии движения фигуры. Это непременно разучить заранее, а потом начинать, не думая ни о характере, ни о красоте формы, только искать одного направления линий и места этих форм; остальное после. Когда эта основа или начало рисунка окончена, следует осмотреться и начинать тихо и, не впадая в мелочи, увязывать части фигуры и наблюдать пропорции...». «Связь фигуры есть самая наитруднейшая часть рисунка. Характер фигуры требует талантливого и чрезвычайно внимательного срисовывания видимого». «Для связи требуется первое — постановка и начертить верно общие линии. Например, связь торса (рис. 3).
АБВ — серединная линия. От точки В (лобок или лонное сочленение) до точек Б (мечевидный отросток) и А (яремная ямка) движение ее такое в натуре (поворот и наклон). Точки ЕЕ\ (выступыкрая подвздошных костей) увязываются с точкой В, точки ДД, (нижние выступы края грудной клетки) с точкой Б, точки /Г, (концы ключиц) с точкой А, точки 3 и 3, (нижние точки соприкосновения грудной с дельтовидной мышцей) с точками Л, Б и с точками Г и Г,. Нужно чтобы А, Б, ДД,\ и ВЕЕХ составляли один момент движения. Следовательно, точка А одна для плеч, головы и груди, к ней относится все, она их центр как неподвижная точка». Работая над изображением грудной клетки и таза, не следует забывать о коленях и ступнях, идти от неподвижных «опорных точек», так как «ноги только тогда бывают верны, когда рисуются не иначе как от основных точек». Это справедливо и для рисунка рук.
Методика учебного рисунка П. П. Чистякова была развита в советских художественных и архитектурных школах его учениками и последователями, известными художниками и педагогами Д. Н. Кардовским, В. Е. Савинским, М. И. Курилко и др.
Знакомство с историей учебного и творческого рисунка разных эпох и стран имеет практическое значение для постановки этого предмета в архитектурной школе. Сознательное применение так называемых опорных, основных, узловых, конструктивных, акцентных, опознавательных, измерительных и т.п. точек формы и пространства дает возможность наилучшим образом вести перспективные и ортогональные, линейные и светотеневые рисунки, а также быстрее подходить к пониманию и изображению общего движения, больших общих отношений по размерам, перспективы, анатомии форм и светотени.
Использование точек, линий трудно в начале обучения, но всегда плодотворно в конечном результате. Важно уметь вовремя исправлять неточно взятые точки, линии, размеры, наклоны. Необходимо, чтобы их расположение было не само по себе в отрыве от смысла формы и пространства, а всегда в составе определенных общих требований к содержанию рисунка. Можно быстро исправить неточности в рисунке, если не допускать сильного нажима карандашом и бесконечных повторов линий и точек по одному и тому же месту. Легкая пометка малым числом точек и линий, затем активный анализ — проверка всего изображения и исправление более сильными линиями — составляют главную сущность техники рисунка.
Следует осознать, что точность рисунка во многом исходит из правильности внутреннего зрения, которое позволяет рисующему как бы видеть заранее все то, что он будет рисовать. В процессе изображения с натуры и особенно по памяти и воображению мысль (визуальное мышление) рисующего должна опережать движение карандаша, кисти, пера, прокладывать для них маршрут. Чтобы мысленно увидеть все изображение, необходима исключительная сосредоточенность внимания, мастерство.
Связь знаний и чувств позволяет правильно определить цели рисунка, сознательно и активно относиться к его выполнению и острее наблюдать мир, делать важные открытия и выводы. Знание законов развития форм во времени и пространстве, взаимозависимости различных компонентов, влияющих на композицию (функции, размеров, пропорций, движения, свойств материалов, конструкций, света и зрения, общего и индивидуального восприятия человеком и др.), будут фундаментальной основой не только рисунка, но и архитектурного творчества.
На приведенных схемах, таблицах и рисунках (рис. 4—7) упрощенно показан путь приобретения «комплексного видения» формы и пространства. Например, рисуя с одной точки скульптуру Афродиты Книдской (рис. 4,а) или конкретного живого человека (рис. 4,6) в определенной позе, необходимо научиться свободно представлять их с различных точек зрения и во всех возможных движениях. Основой этого служит наблюдение и рисование исходных видов человека в простой позе (рис. 4,в) спереди, сбоку, сзади, сверху, снизу; с представлением характерных продольных и поперечных сечений, с изучением анатомии человеческого тела (рис. 4,г) и возможности движения (рис. 4,3).
Искусство рисовальщика не будет полноценным, если конструкция, движение и пропорции форм не будут наблюдаться им параллельно с развитием форм как в пространстве, так и во времени, с условиями существования и функциями, от рождения до глубокой старости (рис. 4,е). Большим стимулом для творческого мышления и рисования служит представление процесса возникновения и создания форм в живой приро- де от генетических точек до совершенных форм (рис. 4,ж).
Рисование растений в архитектурной школе должно подчиняться выше при веденной методике (рис. 5).
Рисование и изучение геометрии вообще и геометрических форм в частности имеют непосредственное отношение к творчеству архитектора. Геометрическая абстракция дает возможность полноценно познавать конкретные пространства и формы, понять распространение света и тени, восприятие зрением и мышлением; уверенно рисовать по памяти, по представлению и воображению; свободно переходить от рисунка к чертежу, от чертежа к макету и к сооружению в натуре.
Использование геометрии позволяет более правильно и последовательно решать задачи общего и частного при выполнении учебных, а также творческих рисунков ортогонального, аксонометрического и перспективного порядка. Осваивая принципы рисунка, будущий архитектор должен помнить и понимать мудрый смысл слов, что «архитектура — родная дочь геометрии» (рис. 6).
Архитектура существует утром, днем, вечером и ночью; весной, летом, осенью и зимой; при солнечном, пасмурном и искусственном освещении. Разные части ее ориентированы на разные стороны света. Условия освещения архитектурного сооружения могут изменяться. Учет и правильное использование освещения в архитектурной композиции должны составлять важную сторону творчества архитектора. И если его творческая графика условно может выражаться в одних линиях планов, фасадов, разрезов, то в голове он должен представлять свое будущее создание в различных условиях освещения.
Распространение света и тени в пространстве и на форме, их зрительное восприятие учащимися должны быть прежде всего прослежены и поняты при рисовании различных геометрических тел с матовой, белой поверхностями, с различных точек зрения или при изменении расположения источника света (рис. 7). Это служит основой для понимания, представления и изображения светотени при других условиях освещения на более сложных формах, различных по цвету и фактуре.
Для воспитания осознанного видения необходимо также знание названий главных деталей, частей рисуемых форм, света и тени. Слово заставляет правильно рисовать, а рисунок — раскрывать и понимать слово.
После того, как тот или иной навык, прием доведен до возможного совершенства и в результате многократных повторений постепенно становится автоматическим, т.е. выполняется легко и точно, внимание рисующего теперь будет обращено на решение художественных и архитектурно-композиционных задач. Для достижения этого необходима постоянная тренировка сознания, глаза и руки. Преподавание учебного рисунка будущему архитектору призвано совместно с другими учебными дисциплинами воспитать у него архитектурно-инженерное мышление, острое видение окружающего мира, умение графическими средствами выражать различные архитектурно-конструктивные идеи. Рисунок дает возможность воплощать эти идеи быстрее, непосредственно и экономичнее, с учетом всех вариантов и выбором оптимального. Рисунок дол жен служить основой чертежа и макетирования, где средства выражения более трудоемки и дороги, к ним прибегают после того, как идея композиции найдена в рисунке. Следует отметить, что рисунок предоставляет мастеру бесконечные возможности выражения творческих замыслов. Велик и многообразен диапазон технических приемов, различных рисовальных материалов, бесконечно число манер рисунка, но та или другая манера должна применяться всегда в связи с поставленной задачей. Длительный рисунок с натуры не может не отличаться от наброска, первоначальный эскиз — от окончательного эскиза композиции. При этом необходимо заметить, что если мастеру позволительна небрежность и торопливость в рисунке, то начинающий рисовальщик не должен сразу пользоваться различными заманчивыми и эффектными приемами.
Внимательно изучая развитие и становление творчества крупных мастеров разных эпох и жанров, можно отметить, что все они проходили вначале стадию тщательного и аккуратного, как иногда говорят, «точного» подхода в изображении формы. Это позволяет острее, глубже и объективнее познавать окружающий мир в начальный период обучения рисунку, сосредоточиться на таких важных сторонах композиции, как конструкция (анатомия), движение, пропорции, виды изображения, освещение, цвет и фактура.
Широта манеры в рисунке приобретается как естественный результат настоящей школы, как выражение индивидуальности рисующего по мере освоения им основных принципов рисунка и приобретения общей культуры. В основу начального обучения рисунку должна быть поэтому положена «точная» манера рисования, которая поневоле заставляет рисующего больше думать, рассуждать, за внешним видеть более глубокие внутренние причины, понимать их.
Мастера эпохи итальянского Возрождения заложили принципы классического (иногда его называют структурно-конструктивным) рисунка, который, как они утверждали, лежит в основе изобразительных искусств — живописи, скульптуры и архитектуры и определяется прежде всего использованием в мышлении и для изображения основных, узловых точек и направляющих линий формы. В дальнейшем эти установки получили развитие при преподавании рисунка в разных странах и коротко сформулированы в тезисе — «рисовать через две точки линиями».
Логическая схема и главные требования конструктивного рисунка поневоле развивают зрительную память и представление о форме, ее строении, статике и динамике движения, открывают закономерности освещения и распределения светотени на форме и в пространстве, подводят к пониманию видов изображения.
Следует отметить, что структурноконструктивный рисунок служил и может служить фундаментом разнообразных творческих манер рисунка, в том числе так называемого «архитектурного», а также начертательной геометрии и черчения, технического и архитектурного (между таким рисунком и черчением есть органическая связь).
В процессе обучения рисованию, особенно в начальной стадии, учащийся должен уметь разумно применять точки для обозначения на плоскости (бумаге) характерных конструктивных моментов формы, учитывая вид изображения, движение, пропорции и композицию.
На основе помеченных точками узловых пунктов ведется линейное и светотеневое решение рисунка. Когда учащийся приобретет твердые навыки и в достаточной степени разовьет пространственное мышление и представление о конструкции изображаемых предметов, принцип «рисовать через две точки линиями» будет применяться автоматически, без особого напряжения.
Именно такой рисунок необходим тому, кто хочет стать архитектором. Этот рисунок позволит яснее видеть природу, изучать ее закономерности, понимать ее красоту. А тому, кто видит природу, она раскрывает свои тайны и помогает решать любые задачи — будь то художественные, конструктивные, строительные или научные. Конструктивный рисунок незаменим в стадии изучения архитектуры, ее художественной пластической сути, логики внешнего и внутреннего пространственного решения, конструктивных и строительных особенностей.
Такой рисунок развивает чувство пропорций и объемно-пространственное мышление, необходимые архитектору для художественно-конструктивного решения архитектурного проекта и выполнения его в натуре. И наконец, такой рисунок облегчит архитектору контакт с исполнителями его замысла (проекта) в натуре. Рисунок, как бы он ни был высок по исполнению, не является конечной целью деятельности архитектора, а предназначен прежде всего для чертежника, техника, инженера-конструктора, производителя работ на строительном участке.
Цель пособия по рисунку, опираясь на большие общие знания, получаемые учащимся в средней и высшей школе, показать последовательно путь накопления определенных положительных знаний и понятий о конструкции, о видах изображения, пропорциях, светотени и композиции.
Задача пособия — с помощью определенных упражнений привить студентам основные навыки по рисунку, благодаря которым приобретаются знания и умение, развиваются и обостряются представления о природе, объемно-пространственное мышление. Путь овладения основным учебным рисунком такой же, как и изучение грамоты — сначала элементы, на которых одновременно учат простому точному расчету их изображения, потом буквы, слоги, слова, предложения и, наконец, составление всего композиционного построения сложной темы.
Следовательно, для того, чтобы понять через рисунок сложную пространственную форму и правильно изобразить ее на листе бумаги с учетом конструкций, пропорций, перспективы, светотени, ученик должен научиться правильно оперировать инструментами (карандашом, резинкой, пером, кистью) на материале (бумаге) и развить координацию глаза, мозга и руки на простых элементах, составляющих рисунок — различных точках, линиях и тушевке. Проделав подготовительные упражнения и поняв их смысл, следует применить усвоенный принцип в рисовании с натуры и по воображению простых геометрических фигур и форм, отдельно и вместе взятых, простых архитектурных деталей, предметов быта.
Завершающим этапом учебного рисунка должны стать познание и передача с натуры и по представлению сложных форм, созданных природой, в том числе и человека. Особо важное значение для желающего овладеть сложной профессией архитектора является всестороннее изучение и передача с натуры и по памяти архитектурных сооружений. Для этого необходимо в совершенстве владеть механизмом рисунка.

Голова человека. Анатомическое строение. Основные движения. Пропорции. Опорные конструктивные точки и применение их в рисовании
Туловище человека. Анатомическое строение. Возможности движения. Конструкция. Основные конструктивные точки и применение их в рисовании
Кисть, ступня и конечности. Анатомическое строение. Конструкция. Основные движения. Опорные конструктивные точки и применение их в рисовании
Фигура человека. Конструкция фигуры в целом, основные движения. Пропорции. Основные точки и применение их при рисовании
Рисование фигуры человека
Рисование рельефа
Рисование и изучение форм животного мира
Рисование архитектурных деталей
Рисование орнамента
Рисование малых архитектурных форм и фрагментов сооружений
Рисование интерьеров
Рисование экстерьера архитектурных сооружений и их комплексов
Рисование по заданным ортогональным проекциям
Рисование элементов окружающей среды
Графитные карандаши
Толстые грифели, мелки и уголь
Перо
Кисть
Совмещение различных инструментов и материалов


Блок новостей:



 
архитектура рисование набросок
архитектура рисование набросок

Главная | Наши друзья | Контакты

© 2008-2012 PORTAL-1.RU